ЛУЧШИЙ ПОСТ
У Евы в голове было несколько статей со скучнейшими определениями, меж строчек которых сквозило отчаяни-
ем и безнадежностью декабристских жён и безмозглых
баб; кодекс, или какая-то другая юридическая книжечка, полная слов с остро очерченными границами смыслов, чтобы не увильнуть от тяжести их чрезмерной длины, от которой болела голова; даже будь у Пифагора точка опоры, он бы не смог сдвинуть их непоколебимость.
Кливленд не зря зовется городом анархии. Тут ни один день не проходит без криминальных разборок и борьбы за место под солнцем. Здесь функционируют несколько мафиозных группировок, которые стремятся отхватить кусок поприбыльнее. В свете рассвета неподкупной полиции проворачивать крупные дела становится все сложнее и рискованнее. Взрыв, унесший жизни не последних людей в городе, наделал много шума. Кто виноват и кто отправится на тюремную койку? А главное, сможет ли полиция найти по настоящему виновного? Присоединяйся, выбирай свою сторону и верши анархию вместе с нами!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Cleveland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cleveland » Партнерство » VtM: Blood of the South


VtM: Blood of the South

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/RKVea.pnghttp://s0.uploads.ru/rxgle.gif  http://se.uploads.ru/D80Y7.gifhttp://s3.uploads.ru/WyS2g.gif  http://sa.uploads.ru/fnVa2.gifhttp://se.uploads.ru/kxbLP.gif  http://s9.uploads.ru/CzEJo.gifhttp://sh.uploads.ru/gGq3R.png

0

2

Action #4: Bad Moon Rising

Anka Volkovich | Анка Волкович
Gal Gadot

http://se.uploads.ru/5ND9o.gif
Дата рождения | Первое Изменение: 09.02.1990 | 10.01.2009
Возраст (на 2017 год): 27 лет
Натура | Маска: Перфекционист | Солдат
Порода: хомид
Покровительство: Арун
Племя: Черные Фурии
Ранг: фостерн
Дары: Обостренные чувства (1), Проклятье Эола (2)
Запах Человека (1), Неполадки с Техникой (2)
Дух битвы (2)
Стая: «Сестры Ириды»
Место работы/Должность: телохранительница

Информация

- Анка – красивая молодая женщина, с загорелой кожей, темно-каштановыми волосами и карими глазами. Рост выше среднего (178 см), обладает стройным и подтянутым телом, достигнутым благодаря усердным тренировкам еще с юного возраста. Оно было бы совсем идеальным, не будь у нее нескольких шрамов – один чуть ниже солнечного сплетения, другой на локте правой руки, третий на правом боку.
В "волчьих" формах Анка имеет темно-шоколадный мех с серебристыми подпалинами. В люпусе достаточно крупная, но не самая большая в племени. Глаза светло-золотистые.
- Обладательница твердого характера, закаленного не только войной, которую Анка вела как среди людей, так и среди гару, но и не простой жизнью. Анке ничего не доставалось «просто так», хотя могло бы, учитывая ее выдающиеся физические данные. Она могла бы пойти по легкому пути, став лицом какой-нибудь косметической продукции, или моделью, но в итоге она выбрала совсем другую дорогу, по которой шла всю жизнь. Не стоит думать, что Анка стала тупой, бездумной машиной для убийства – она гораздо глубже, чем можно подумать. Со стороны она кажется настоящим солдатом, готовым выполнять приказы (или отдавать их, в зависимости от ситуации), и не слишком тяготиться от методов достижения цели, но внутри она совсем другая. Преданная, и далеко не такая холодная и расчетливая, не еще один бездумный воин, рожденный под полной луной, готовый с криком бросаться в самое пекло. Завоевать ее доверие непросто, но если это случается, то Анка готова подставиться ради друга.
По сути своей Анка требовательная и строгая – ведь если она готова подставиться ради друга, то и сама она ожидает не меньшего в ответ. Все, что она делает, должно быть выполнено идеально. Она не может идти вперед, бросаясь на рожон, и не имея хорошего плана, особенно когда дело касается сражения с Вирмом или недружелюбно настроенными созданиями.
Дома у нее вы никогда не найдете беспорядка – все разложено по полочкам и по местам, даже в холодильнике все распределено исходя их определенной логики. В этом нет никакого психического расстройства, или болезненного желания тут же поставить все, что могло быть сдвинуто хотя бы на миллиметр – просто она любит порядок.
В общении с близкими она может быть теплой и отзывчивой, но с врагами она, как и любая Фурия, как и любой Арун, просто беспощадна. Она не двулична, просто Анка умеет отделять одно, от другого.
- Родилась в Хайфе, Израиль, в третьем по величине городе этого немаленького государства. Отец был строителем, мать – ученым-биологом. Имеет русские корни со стороны матери, и греческие – со стороны отца. Носит фамилию матери.
- Мать, Трина Волкович, умерла, когда Анке было всего 4 года. Она помнит ее с трудом, но все оставшиеся воспоминания окутаны теплом и любовью.
- Отец женился во второй раз тогда, когда Анке было почти 10 лет. Вопреки классическим историям о злых мачехах, Кезайя была совсем не злой, и полюбила падчерицу, как родную. Они до сих пор иногда общаются, как появляется возможность. Кезайя всегда помогала Анке, и во многом послужила для нее примером и вдохновительницей того, кем Анка всегда хотела стать. Сильная, уверенная в себе Кезайя казалась совершенством, которое Анка и поныне пытается достичь.
- В школе всегда училась хорошо, и всегда ощущала в себе долг помогать беспомощным – так Анка защищала многих девочек, которые казались ей слабыми. Намного позже, уже в племени, Анка поняла разницу между «слабыми» и «беспомощными», и что нужно помогать последним, потому как «слабые» всегда такими будут, сколько их не защищай, сколько их не учи тому, как стать лучше.
- Анка хотела пойти по стопам своей матери, и стать биологом, но в 17 лет, во время повестки в призывной пункт все решилось для нее иначе: Анка, обладающая отменным здоровьем и острым умом, оказалась пригодна для службы в армии. Туда она и пошла.
Для нее, израильтянки, это не было чем-то нежелательным, или из ряда вон выходящим – многие ее сограждане шли выполнять свой долг перед страной с соответствующим уважением, и мирное население всегда относилось к военным тем же самым образом.
- Правда, она не стала проходить допризывную подготовку в рамках предложенного – этот год она провела с семьей и друзьями, и занимаясь любимыми вещами. Этот год был особенно трудным для нее – ей и раньше снились странные сны, накатывали воспоминания, которых у нее быть не должно, связанные с совсем другим миром. Это можно было списать на наивную, девичью мечтательность или гормоны, но Анка чувствовала – все не так просто. Иногда все это проходило, иногда возобновлялось заново, и тогда ей становилось значительно труднее.
- В 18 лет прошла «курс молодого бойца» в армии, получила базовые знания, необходимые для выживания и сражения, и попала в 414 батальон «Нэшер», в зону ответственности за сектор Газа. Состояла в бронетанковой дивизии, поначалу в резерве, но затем попала в зону боевых действий.
- Это случилось, когда Анке было всего 19 лет, и Вторая Ливанская Война шла полным ходом. Анку была одной из тех, кто участвовал в операции «Литой свинец», чтобы вести бои с боевиками ХАМАС.
- В момент наступления в город Газа, 10 января 2009 года, во время сражения ей пришлось экстренно покинуть танк, и отступать. Тогда и случилось ее Первое Изменение, спровоцированное тяжелыми боевыми действиями.
- Анка, буквально отключившись от ярости, разметала не только противников, но и союзников. В том месте выжила только она, и танкистка Ханна, которая очень сильно путалась в рапорте, предоставленном начальству. Ханна, как и многие люди до нее, подверглась эффекту Делириума, и поначалу была страшно напугана, хотя она уже успела кое-что повидать на войне.
- Анка попала под Военный Трибунал, но из-за путаницы с обвинениями и недостатка доказательств, была оправдана. Тем не менее, из армии ей пришлось уйти.
- В дальнейшем оказалось, что во время Трибунала ей помогли Черные Фурии, с которыми связался отец Анки. Он являлся их кинфолком, и, узнав о том, что произошло с дочерью, все понял и смог воспользоваться своими связями.
- Сама Анка пребывала одновременно в замешательстве, и в то же время в ощущении, что стала наконец обретать себя. Пугающие ее сны, прекратились, но ей представало еще долгое путешествие в качестве одной из великого племени.
- Анка прошла Обряд Перехода по законам стаи – в одной из септ. Как и многие до нее и после нее, ей пришлось пройти через испытания правосудия, проницательности, ярости и, в конце концов, дошла до таинства. Не сказать, что она была невероятна – она ведь была все-таки новичком, который не вполне понимал, что происходит, и потому ей пришлось приспосабливаться. Одно хорошо – армия ее этому научила. Только на этот раз мыслить приходилось совсем по-другому.
- Анку называли Скрытой Воительницей, Дитя Затмения – как и многих из тех, кто родился во время лунного затмения. Это делало ее не просто бездумным воином, но хорошим тактиком, оборотнем, который способен был бросаться в драку не головой вперед, но сначала использовав эту голову для того, чтобы придумать хорошую тактику. Она больше полагалась на свою скрытность, чем на лобовые атаки.
- Тем не менее, со временем Анка стала одной из Амазонок Дианы – то есть «попала» в лагерь тех, кто являлся прежде всего воинами, а не мстителями. Разумеется, как и остальные Амазонки она не причисляет себя к этому лагерю – куклосу, говоря Фурии, а находится в нем номинально, исходя из своих действий и образа мыслей.
Пусть Анка и использовала свои навыки с умом, но это не отменяло того, какой яростной воительницей она стала, и того, что все-таки на ее долю постоянно перепадало слишком много сражений. Казалось бы, это кровь ради крови – такими были ее сражения. Если она видела, что честь племени пытались запятнать – она тут же пыталась ее восстановить, и чаще всего боем. И только благодаря ее навыкам, она выжила – в отличие от многих из тех, кто бесславно пал в бою.
- Отчасти в ней играло желание доказать, что она ничуть не хуже остальных – ведь свое Первое Изменение она прошла чуть позже, чем многие другие гару, и это накладывало на нее своеобразный отпечаток благодаря как другим Фуриям, так и другим гару, кто вообще мог узнать об этом.
- Во время одного из своих путешествий по Умбре, Анка познакомилась с другой Фурией – Ипполитой Хайленд. Не сказать, что их первая встреча была приятной: они оказались в самой гуще сражения, и едва не погибли, сражаясь с чудовищными духами Вирма.
- Ипполита, пусть в дальнейшем и стала одной из ее «боевых подруг», находится с Анкой в непростых отношениях. Одна из них всегда бросается в погоню за победой, а другая по сути своей является перфекционистом, стремящимся достичь идеала. Какими могут быть такие отношения? Со временем Анка научилась более мягко поправлять Ипполиту, которая заводится с пол оборота, но, тем не менее, они часто вступают в перепалки.
- В какой-то момент девушки побывали в Греции – на родине Ипполиты, и на родине предков Анки со стороны отца. Затем они отправились дальше.
- Фурии собирали свою стаю, и к приезду в Америку в ней уже было трое – Анка, Ипполита и Кассандра, лидер стаи – Старуха, по меркам Фурий, в то время как остальные были все еще Девами.
- В Америке они включили в состав своей стаи еще две Фурии, и обосновались в Атланте, услышав странный Зов из Умбры.
- Анка взяла на себя труд телохранителя – среди людей, которым он требовался. Одно из ее личных требований стало то, что ее могли нанимать исключительно женщины. Ведь кому, как не Фуриям, их защищать?

Дополнительно:

• В своих Способностях Анка отдает предпочтение сначала Физическим, затем Ментальным, а уже после - Социальным.
• Обладает знанием двух языков (помимо родного иврита) – арабским и английским. На последнем говорит с сильным акцентом, из-за чего ее иногда бывает трудно понять. Знает несколько слов по-русски по-гречески.
• Не является Мастером Обрядов, но за все это время изучила два обряда первого уровня: Обряд Очищения и Обряд Освященного Талисмана.
• В последнее время Анка стала немного по-другому смотреть на свою роль Амазонки, и вероятно благодаря этому, со временем она либо укрепиться в этой позиции, либо наоборот перестанет быть таковой, что сделает ее чуточку взрослее по меркам Фурий.
• Если вы хотите играть Анкой, нужно не только ознакомиться с основной книгой правил по оборотням, и нашими хоумрулами, но и в принципе с информацией по Черным Фуриям.

0

3

Action #4: Bad Moon Rising

Caleb Blanchard | Калеб Блэнчард
Tom Holland

http://s1.uploads.ru/3Y289.gif
Дата рождения | Первое Изменение: 17.08.2000 | 21.04.2010
Возраст (на 2017 год): 17 лет
Натура | Маска: Новатор | Оптимист
Порода: метис
Покровительство: Рагабаш
Племя: Ходящие по Стеклу
Ранг: клиат
Дары: Взломанная печать (1), Диагностика (1), Создать элемент (1)
Стая: «Ньюфаги»
Место работы/Должность: ученик старшей школы

Информация

- Выразительный юноша среднего роста (173 см), с очень живой мимикой и вечно приподнятыми в легком удивлении бровями – так можно описать Калеба в его человеческом облике, в форме хомида. У него пышные, каштановые волосы, обычно зачесанные назад, но, тем не менее, с постоянно выбивающимися прядями из прически, отчего он выглядит слегка неряшливо. Очень темные, карие глаза, рассеяно-добродушная улыбка, сильный, волевой подбородок, широкие скулы и вечно топорщащиеся уши дополняют его образ взрослеющего юнца. Калеб частенько двигается довольно быстро, движения кажутся резковатыми и слегка дергаными, впрочем, как и у многих подростков.
В "волчьих" формах Калеб имеет темно-серый мех, разрисованный светло-голубыми, насыщенными узорами, которые он периодически "обновляет". На голове имеет что-то вроде "прически" напоминающей его собственную в форме хомид. Глаза cветло-зеленые, имеют бледный оттенок. Не слишком крупный, и довольно худощавый.
- В отличие от многих угрюмых и вечно замкнутых в себе, подростков, Калеб не стремится к отчужденности от остальных людей, и на то есть причины. Наоборот, он очень активный и живой, жаждущий познать мир вокруг себя, и особенно – людей, которые в нем живут. Любопытный и открытый, кажется, что Калеб может завести себе друга где угодно, и разговорить кого угодно. Он предстает многим вечным оптимистом, который смотрит на мир с широко открытыми глазами, и никогда не унывает. «Эй, все будет хорошо! Не может не быть» - можно сказать, что это его девиз. А может, дело в том, что он добрый парень, и по возможности сам готов подставить плечо, чтобы это «хорошо», наступило.
Но что приносит ему большое удовольствие – это создавать что-то новое, пробовать, экспериментировать. В душе он – новатор, стремящийся создать что-то, чего еще не было, или приспособить что-то уже существующее так, как никто другой. Он нередко совершает ошибки, а кто нет? Эти ошибки ему могут частенько стоить взрывов его новых проектов, обожженных пальцев и подпаленных бровей. А может и чего похлеще – в зависимости от назначения нового предмета.
Не сказать, что Калеб эдакий замкнутый в себе непризнанный гений – он не сидит всегда дома, запершись в четырех стенах, а познает новое, и находит вдохновение в окружающих и окружающей среде. Много бегает, периодически занимается паркуром (и далеко не всегда успешно). Стесняется противоположного пола, отчасти потому, что страшно влюбчив – сказывается наследие его отца.
- Рождение Калеба нельзя назвать счастливым событием для его семьи. Да и как можно, если ты – метис, а твоя мать нарушила Литание? В некоторых племенах за такое изгоняют, даже могут уничтожить. Так что в какой-то степени Калебу повезло, что он оказался среди Ходящих по Стеклу – уж они по-другому относятся к своим метисам.
- Отец Калеба был Галлиардом Фианна, и он оставил его мать, как только узнал, что она забеременела от него. Такое часто бывает – кому хочется, чтобы на него потом ткнули пальцем, указав на нарушителя Литаний? Спихнул ответственность, и можно отправиться в путешествие туда, где никто об этом не узнает.
Мать Калеба, Кэролайн Блэнчард (чью фамилию он и носит) почти никогда не говорит с сыном о его отце. Возможно дело в том, что она неосмотрительно в него влюбилась по молодости лет, и понесла наказание за свои чувства, и за нарушение законов Гару. Однако и она отмечает, что в Калебе есть черты его отца, его влюбчивость и легкая непостоянность, его небольшая вспыльчивость и жажда жизни. Она не корит сына за сходство, но иногда ей просто бывает больно на него смотреть.
- Вплоть до десяти лет, Калеб жил в доме своей матери, на чердаке, и почти никогда не выбирался из него. Дело было в том, что он, как метис, от рождения выглядел просто ужасно – по человеческим меркам. Впрочем, и по меркам Гару тоже. У него не было хвоста, а это, как известно, налагает определенные сложности в общении среди оборотней. А учитывая, что большая часть языка гару, и языка волков – это движения тела, в том числе и хвоста, Калеба можно было понять превратно.
- Калеб смущался своего внешнего вида – того, что он рожден в Криносе, что во время родов чуть не убил свою мать, потому что метисы гораздо больше человеческих детей, и совсем по-другому сложены, не говоря уже о том, что их тела покрывает густая волчья шерсть. Калеб действительно любит свою мать, пусть и ведет себя и поныне как типичный подросток. Он чувствует свою вину перед ней, ведь как ему кажется, он испортил ей жизнь своим рождением. Даже несмотря на то, что он ни в чем по сути не виноват, это чувство его гложет.
- Словом, жизнь, когда нельзя выйти из дома, свободно общаться с людьми и гару – не жизнь вовсе. От этого Калебу было очень грустно и одиноко. Даже несмотря на определенные «преимущества» - единственное, что есть у некоторых метисов с рождения – рассказы об укладе Гару, посвящении в жизнь оборотней, истории о духах, о лучших из воинов гару, этого было мало. Часто Калеб грустно смотрел в окно, глядел, как другие дети играют на улице, как веселятся, и всегда хотел присоединиться к ним. Он часто просил об этом свою мать, но она всегда запрещала.
Как-то Калеб даже оборудовал себе аквариум для тараканов, которых периодически тянет к этому дому, и поставил его в углу своей комнаты. Мол, раз у него нет друзей, то пусть хоть за кем-то он сможет ухаживать и разговаривать.
- Когда ему было около восьми, он, сидя на кухне, услышал странный звук, который исходил откуда-то со стороны двора. Паренек выглянул в окошечко на двери, и заметил как какая-то девочка, видимо игравшая с друзьями, несмело заглянула в их двор за укатившимся мячом. Матери не было дома, она была на работе, а друг семьи еще не успел прийти посидеть с мальчиком. Калеб видел эту девочку и раньше – и, кажется, именно тогда ощутил первый толчок к теплому чувству. Он так хотел выйти к ней, поговорить, познакомиться! Ну и что, что она вряд ли его поймет, ведь он говорит только на языке Гару. Но ведь он будет дружелюбным, и не обидит ее!
И он вышел. Вышел прямо во двор, радостно тряся своим обрубком хвоста, улыбаясь во всю ширь своего немалого рта, и распахивая объятия.
И что же девочка?
А девочка… а девочка с визгом убежала, в ужасе от того, что увидела. Потом она еще долго рассказывала о том, что видела страшного дядю, похожего на какое-то страшное существо с длинными руками и ногами, без лица, и он хотел ее съесть. Непонятно как, но совершенно точно хотел съесть. Конечно, она не видела той правды, что скрылась от нее посредством Делириума, и это был болезненный опыт. Говорят, потом этой девочке всю ее жизнь снились страшные кошмары.
- После этого случая к Калебу стали относиться еще строже, буквально не спускали с него глаз. Да, Делириум спасал многих гару от историй о «людях-волках», но это не значило, что он не привлекал внимание. Нельзя решать все проблемы с помощью Завесы.
- Калеб еще больше погрузился в свои занятия дома, в свои хобби – в частности, в конструирование разных вещей из сломанных деталек, из старого телевизора и пылящегося магнитофона. Не сказать, что у него получалось, учитывая его возраст и знания, но он старался.
А еще он хотел всегда сделать такие очки, которые позволили бы человеку увидеть его истинную форму и не испугаться. Он долго воображал себе, что обязательно сделает такие, и как-нибудь наденет на эту девочку. А потом он объяснит ей, что он совсем не страшный, а просто очень одинокий.
- И вот, за четыре месяца до наступления его десятого Дня рождения, случилось это – его Первое Изменение. Калеб какое-то время чувствовал волнение, возбуждение, и периодические перепады настроения, и старался это скрыть от матери. Ему было неловко, хотя он и догадывался о том, что с ним происходит – в конце концов, об этом ему уже неоднократно рассказывали. Он просто хотел, чтобы это наконец случилось, и вот он пришел к матери, и удивил ее.
В итоге случилось так, что он разрушил чердак и половину дома, и Кэролайн вынуждена была перекинуться, чтобы остановить своего сына. Он пришел в себя посреди наполовину разрушенного дома, нагой и лысый – ни волоска на теле, кроме головы и ресниц с бровями. Необычно, по сравнению с тем, как он всегда выглядел. Но радостно, потому что наконец-то он сможет сойти за человека!
- Разрушения пришлось объяснить тем, что сын занимался своими экспериментами, и один из них привел к настоящему погрому в доме – во всяком случае, именно из-за этого был слышен шум. Стеклоходы как всегда все замяли, а мальчишку отправили на Обряд Перехода.
- Его Обряд отличался от многих других – у метисов нет такой привилегии, как «первые 48 часов» у хомидов. От них не ждут проявленной смекалки в первые 48 часов после Изменения, которые и определят «скоропостижный» Обряд Перехода. В конце концов, его готовили к тому, что он пройдет Первое Изменение, значит, задание будет другим.
- Поскольку у метисов есть определенные проблемы с Яростью, заданием Калеба было влиться в человеческое общество, и постараться избежать трудностей – или решить их максимально аккуратно. Ничего себе такое задание для девятилетнего ребенка?
- Калеба отправили в школу, и он совсем бесстыдным образом радовался. Кто еще, как не одинокий метис, которого постоянно обходили вниманием, может так обрадоваться школе?
- Конечно, Обряд Перехода не продлился для него все то время, какое он учился – но в первые недели он показал себя лучшим образом. Разве что был слишком уж любопытным и старался сблизиться со всеми, кто попадался под руку. Возможно, именно его детство послужило причиной того, что иногда он не понимал некоторых вещей, присущих людям, особенно подросткам, и вел себя иначе. Он любил школу, любил новых друзей, даже к самым противным учителям относился с уважением, легким шутовством и нескрываемой радостью.
- За все это время, он успел только подняться из статуса новичка, до ранга клиата – благодаря своим поступкам, благодаря тому, что он всеми силами старался помочь своему племени, племени Ходящих по Стеклу, и как-то даже создал фетиш, буквально из ничего – из часов, и заключил в него духа времени. Этому фетишу можно задать вопрос, сколько осталось времени до определенного события – и он покажет. Фетиш был не особенно могущественным, поэтому он не мог показывать такие события, как чья-то смерть, или ближайшую битву – но мог показывать многие другие вещи. «Это свойственно Рагабашу» - говорили его собратья, и Калеб всегда воспринимал это, как комплимент втайне радуясь, что он полезен.
- Калебу очень понравилось путешествовать по Умбре, хотя делает он это не постоянно – но его стая, или септ периодически засылают его в Умбру, так как он метис, и имеет больше возможностей входить в нее. Именно Умбра показала ему невероятные возможности и миры, которыми он бы страшно хотел поделиться с остальными, но, увы, не может.
Каждый поход в Умбру для него – новый источник для вопросов, и для вдохновения.
- Юноша слышал истории о лагере Киберпсов, и пусть эти истории не были героическими, а в основном обличающими страшные преступления Киберпсов, в глубине души он хотел доказать, что все это неправда. Возможно дело в том, что он слышал о том, что они могут вставлять имплантанты в тело оборотня, заменяя недостающие части тела механическими (и захотел решить проблему с отсутствием хвоста), но по большей части было в том, что он просто не понимал, как можно быть такими жестокими, ведь их методами можно приносить настоящую пользу! Открыты такие горизонты, зачем их рушить неблаговидными поступками? Втайне он хотел к ним присоединиться, и сделать этот лагерь лучше, но увы, учитывая то, что их признали еретическим лагерем, этим надеждам было не суждено сбыться.
- Буквально пару лет назад Калеб присоединился к стае «Ньюфаги», которая состояла из такого же молодняка, как и он, за исключением лидера – тот был фостерном в свои двадцать три года. Он был похож на футболиста из команды колледжа, такой же рослый и накачанный – Арун, что с них взять. Конечно, Аруны у Стеклоходов кардинально отличались от тех, кто состояли в иных племенах, и во многом были связаны с технологиями, но это не помешало некоторым оставаться в рамках общепризнанных «стереотипов».
- Сейчас Калеб работает над своими новыми разработками, но далеко не ради известности, а скорее из любви к созданию чего-то нового. Он периодически тестирует свои штуки на себе, которые с каждым разом становятся все лучше и лучше.

Дополнительно:

• В своих Способностях Калеб отдает предпочтение сначала Ментальным, затем Физическим, а уже после - Социальным.
• Владеет Обрядами Освященного Талисмана и Обрядом Удержания, для создания фетишей. Хочет научиться Обряду Фетиша, третьего уровня, чтобы создавать лучшие фетиши.
• Имеет фетиш «Воздушные кроссовки», позволяющие ему буквально парить во время прыжков, в которые заключен дух ветра. Очень удобно, когда он занимается паркуром в местах, где никто не видит (и в форме хомид или глабро, соответственно).
• Совсем скоро Калеб может получить ранг фостерна, если приложит для этого соответствующие усилия.
• Если вы хотите играть Калебом, нужно не только ознакомиться с основной книгой правил по оборотням, и нашими хоумрулами, но и в принципе с трайббуком Стеклоходов, хотя бы со 2-ой главой.

0

4

Action #4: Bad Moon Rising

Chitsa | Читса
Elodie Yung

http://s5.uploads.ru/sgIEw.gif http://s7.uploads.ru/WQGlM.gif
Дата рождения | Первое Изменение: 14.02.2005 | 30.05.2007
Возраст (на 2017 год): 12 лет
Натура | Маска: Исследователь | Мастер выживания
Порода: люпус
Покровительство: Теург
Племя: Дети Гайи
Ранг: клиат
Дары: Обостренные чувства (1), Речь духов (1), Сопротивление боли (1)
Стая: «Милосердие Матери»
Место работы/Должность: безработная

Информация

- Первое, что приходит на ум, когда видишь Читсу в человеческом облике: дикая. У нее заостренные черты лица, слегка расширенные ноздри и раскосые, почти черные глаза. Смолянистые, черные волосы чаще всего растрепаны и спускаются ниже плеч, обычно не собранные ни в какую прическу. Выражение лица чаще всего настороженное, будто она готовится не то защищаться, не то нападать, а может и вовсе сбежать, если предстоит возможность.
В хомиде она невысокого роста (165 см) и очень стройная, словно она вся состоит из кожи и мышц без капли жира. Выглядит она где-то на 23 года, в соответствии с тем, как стареют люпусы гару.
А вот в своем естественном облике, она выглядит как не слишком крупная волчица с серым мехом с едва заметными белыми подпалинами, поджарая и с аккуратной мордой и желтыми глазами.
- Любой люпус обладает не слишком простым характером, и Читса – не исключение. Учитывая, что она всего десять лет как осознала себя членом великой нации Гару, ей не удалось хорошо адаптироваться и полностью избавиться от волчьих повадок.
Знакомясь с кем-то, Читса может попытаться обнюхать собеседника или даже лизнуть его, чтобы ощутить его вкус. Она, будучи люпусом, и, следовательно – рожденной волком, когда представляет себе кого-то, прежде всего она вспоминает его запах и вкус, а потом уже – внешность, и тем более имя. Она не глупая, просто она отличается от хомидов, и тем более людей.
Предпочитает проводить время в своей естественной форме, находится ли она в Умбре, или в реальном мире. Но, увы, в последнем ей не всегда удается побегать открыто, учитывая как люди могут отнестись к волку в городском окружении.
Сама по себе она – исследователь, любит открывать все новое для себя, будь то места, или даже люди. Это не значит, что она сломя голову бросается в новое открытие – иначе бы она не выжила. Но ее многое интересует, и Читса понимает, что ее ничто больше не ограничивает в ее открытиях.
В меру любопытна; если она чувствует, что ей или ее стае может грозить опасность – скорее уйдет от нее, и уведет остальных, чем бросится сломя голову. Как Дитя Гайи, она понимает, что с Вирмом не обязательно бороться, бросаясь в драку – есть и другие способы. И потом, не все битвы могут быть выиграны, как бы этого ни хотелось.
Перед остальными предстает той, кто старается выжить, несмотря ни на что – возможно именно из-за этого некоторые особо нетерпимые Аруны могут счесть ее трусихой, хотя это и не так.
Всегда аккуратна; думает, прежде чем говорить. Даже несмотря на то, что один человеческий язык она изучила, все равно мыслит первым делом далеко не с помощью слов, а с помощью запахов, ощущений и воспоминаний. Не привязывается к воспоминаниям прошлого, как и другие люпусы, и живет «здесь и сейчас». Не пытается, а именно живет.
- Родилась Читса на воле, хотя и совсем ее не помнит. Ее отцом был гару, а мать – волчицей, да только вот отец был убит до того, как узнал о том, что самка понесла. Судьба Читсы могла бы быть печальной – во время Первого Изменения она была бы совершенно одна, но все стало иначе. И виной тому (или причиной, в зависимости от того, как на это посмотреть) – стали люди.
- Читсу, и нескольких других волчат забрали в зоопарк. Так случилось – мать защищала своих волчат, когда ее убили охотники. Они «пожалели» щенят, и отдали их в зоопарк – хотя жалость эта была относительной. Далеко не во всех зоопарках хорошо заботятся о животных. И этот был не исключением.
- Первый зоопарк, который едва помнит Читса, был очень маленьким. Там были маленькие клетки, которым было далеко до просторных вольеров крупных зоопарков, их редко убирали, а животных мало кормили. Многие из них погибли от голода.
- Но ведь Америка, страна возможностей, не так ли? Люди любят создавать шумиху вокруг несправедливости, обманывая себя и других в чистоте своих добрых намерений. Так Читса попала в другой зоопарк, в Атланте, и этот был больше и просторнее ее первого. Но зоопарк есть зоопарк, и клетка есть клетка – какой бы просторной она ни казалась. Пища была лучше, зрителей больше – но Читсе хотелось на волю. Она смотрела на человеческих щенят, которые приходили поглазеть на нее, на взрослых самок и самцов, и думала о том, что когда-нибудь выберется. Ей хотелось оказаться в новом месте, но эти мечты таяли с каждым днем. Многие из животных в зоопарке уже их лишились, так может, и она на очереди?
- Однажды она стала ощущать страшное беспокойство, металась по клетке, и забывалась странными снами. Они приходили и уходили, и Читса все никак не могла успокоиться. Ветеринары пытались ей помочь на свой лад – с помощью успокоительных уколов, но разве можно? Шли разговоры о том, что ее нужно усыпить, но Читса этого не знала. Она боролась с собой, ощущая, что что-то случится.
- И вот однажды ночью, в бешенстве бросаясь из стороны в сторону, она едва не разрушила свою клетку, и в конечном итоге отключилась, не помня себя. Через какое-то время она все же пришла в себя, и мир стал совсем другим. Зрение стало хуже, хотя восприятие цвета улучшилось, обоняние и осязание стали желать лучше, впрочем как и слух. Шерсть на теле исчезла, сменившись поразительной гладкостью, а лапы… лапы превратились в длинные отростки, ничуть не напоминающие то, что было раньше! Это был шок. Это был страх, и паника. Она попыталась встать, но вместо этого упала, не разобравшись, как работает это тело. А потом она услышала шум, и заползла в дальний угол клетки, прислушиваясь по обыкновению к тому, кто идет.
- К ней пришла человеческая самка. Она странно скалилась, что в будущем Читса узнала – было улыбкой. Самка принесла ей еду и что-то из того, что носила сама, защищая свое некрасивое, по меркам волков, тело. Самка отперла клетку, и помогла ей выбраться, хотя Читса не доверяла ей, и даже пыталась укусить.
- Самка пахла приятно, это Читса запомнила. Она не выливала на себя мириады странных, сделанных человеческими руками, запахов, и потому Читса стала теплее к ней относиться. Самка забрала ее к себе – сначала, а потом привела к другим таким же, как и Читса – с той разницей, что большинство из них рождены были человеческими самками, а сама Читса – волчьей. Она привела ее к гару.
- Читсу учили. Учили ходить, учили говорить. Она узнала, что ее приняли в Дети Гайи – одно из племен Гару. Ее Обрядом Перехода, как водится у Детей, была церемония – они приветствовали ее, и радовались тому, что обрели нового щенка в стае. Самка, что привела Читсу к другим оборотням, оказалась кинфолком, их Родичем, и ее звали Рашель. Рашель взяли на работу в тот самый зоопарк, в котором по счастливой случайности оказалась Читса, и именно Рашель увидела, что с ней все иначе. Именно Рашель в последний момент уговорила руководство зоопарка не усыплять Читсу, и еще понаблюдать за ней.
- Со временем, Читса привязалась к Рашель. Она была обязана ей жизнью, но дело было не в этом, а в связи, которую Читса с ней ощущала. Рашель научила ее многому из того, чтобы Читса могла хотя бы немного походить за человека, в то время как обучение быть гару начиналось у самих Детей Гайи.
- Читса научилась входить в Умбру, и стала по ней путешествовать, общаться с духами, иногда месяцами пропадая. Не сразу – никто не отпустит щенка в это опасное место одного. Чаще всего ей приходилось идти не одной, а с кем-то, кто мог бы показать и рассказать ей многое. Читса обрела себя, став перевертышем, будто наконец соединилась в единое целое.
- Однажды она предупредила Детей Гайи об опасности, которая шла из Умбры, и тем самым заработала себе ранг клиата среди них.
- Теперь Читса живет с Рашель и защищает ее, когда предстает такая возможность. Ей еще многое предстоит узнать, и она очень часто обращается к Маме Абене – хомиду-Теургу, являющейся лидером их маленькой стаи.

Дополнительно:

• В своих Способностях Читса отдает предпочтение сначала Ментальным, затем Физическим, а уже после - Социальным.
• Обладает знаниями нескольких Обрядов:
Обряд Раскаяния, Обряд Очищения (первый уровень),
Обряд Пробуждения духа, Обряд Вызова (второй уровень).
• Если вы хотите играть Читсой, нужно не только ознакомиться с основной книгой правил по оборотням, и нашими хоумрулами, но и в принципе с информацией по Детям Гайи.
Будет совсем замечательно, если вы при этом почитаете немного о волках, потому что Читса рождена люпусом, а значит,
отдалена от людей. За 10 лет она кое-чему у них научилась, но это не значит, что она полностью адаптировалась в обществе.

0

5

Action #4: Bad Moon Rising

James Hannigan | Джеймс Ханниган
Anton Yelchin

http://s6.uploads.ru/g7QIs.gif
Дата рождения | Первое Изменение: 21.09.1992 | 18.03.2009
Возраст (на 2017 год): 25 лет
Натура | Маска: Артист | Мечтатель
Порода: хомид
Покровительство: Галлиард
Племя: Фианна
Ранг: клиат
Дары: Убеждение (1), Мыслеречь (1), Волшебный свет (1)
Стая: «Свора Кернунна»
Место работы/Должность: художник-комиксист в издательстве «Sunlight»

Информация

- Джеймс совсем не тянет на свои двадцать пять – чаще всего он кажется гораздо моложе своего возраста, что несколько сбивает с толку. И только тонкие, едва заметные морщины на лбу говорят о том, что ему уже перевалило за второй десяток.
Внешне он довольно приятный – красавцем его не назовешь, но в нем определенно есть какое-то очарование. «Миловидный» - вот, пожалуй, верное слово, которое может его описать. У него довольно крупные черты лица, широкие скулы, большие, добрые, серо-голубые глаза и короткий нос. Тонкие губы, слегка топорщащиеся уши чаще всего спрятаны под шапкой каштановых, с легкой рыжиной, курчавых волос.
У юноши (а иначе его и не назвать) очень живая мимика – при удивлении брови постоянно взлетают на лоб, от восторга глаза мгновенно загораются, а от смеха губы растягиваются в широкой улыбке. Этот парень не скрывает своих эмоций, что впрочем, не мешает ему иногда стесняться их.
Движения быстрые, даже немного дерганные, как будто Джеймс вечно куда-то спешит. И говорит он точно так же – практически «проглатывая» слова.
- Обладатель довольно мягкого характера, отчего кажется, что парню абсолютно чужда какая-либо агрессия. Последнее, к слову, весьма сомнительно: как один из Фианна, Джеймс подвержен своим страстям, и если вспылит и не одернет себя, то это может зайти слишком далеко. Впрочем, в таких случаях при обычных людях он старается поступать старым и проверенным методом: просто убегает. Он не трус, все дело в том, что парень просто не хочет навредить тем, кто не сможет его удержать.
В остальном он кажется довольно мечтательной натурой, склонной постоянно выдумывать что-нибудь «эдакое», но это лишь верхушка айсберга. Все дело в том, что по сути своей, Джеймс является творцом, и каждый раз стремится к созданию и созиданию, но никак не к разрушению. Это сложно, учитывая, что он является оборотнем, и в случае битвы, в случае бешенства, он может выйти из себя. Конечно, парень старается держать себя в руках, и это ему удается лучше, чем какому-нибудь воину-Аруну, но случится может что угодно – ситуация выйти из-под контроля, и тогда – пиши пропало.
Как художник и творец, как Фианн, Джеймс в какой-то степени не воздержан. Он может напиться до беспамятства, влюбиться буквально в проходящую мимо девчонку и страдать от тоски по ней, а потом часами рисовать ее, буквально идеализируя образ.
По сравнению с многими своими братьями и сестрами по стае, и вообще по племени, Джеймс кажется чересчур мягким. Он миротворец, и не скрывает этого, как бы на него ни смотрели.
- Джеймс Оскар Ханниган родился в Линкольне, штате Небраска. У него были самые обычные, как ему казалось, родители: отец – менеджер среднего звена в автосалоне, мать – стоматолог. Была еще бабушка, но она жила слишком далеко, и он был у нее всего пару раз в далеком детстве, когда они с родителями ездили ее навещать.
- Школьная пора оказалась для мальчика непростым испытанием, во всяком случае, поначалу: тихий, мечтательный ребенок был записан в ряды «ботанов». Он был не популярным ребенком, и не сказать, что его постоянно настигали хулиганы в коридорах, чтобы поиздеваться над ним – к счастью, это его миновало.
- Миссис Тьюлик, заведующая школьным драмкружком, в какой-то момент увидела в Джеймсе нового Питера Пена, и уговорила мальчика записаться в ряды школьных актеров. Сначала Джеймса это не особенно интересовало, но затем все же увлекло, и юноша открыл в себе самый настоящий талант.
- Он успел поучаствовать в нескольких постановках, его репутация улучшилась, и вот он уже не «ботан», и обращает на себя немалое внимание, особенно противоположного пола. Но это только начало.
- Джеймс буквально ощущал, что было «что-то не то», что-то не так. Он не понимал, в чем конкретно дело, и пытался разобраться в себе. Так, к слову, он открыл для себя другой свой талант, который и стал впоследствии тем, вокруг чего он стал строить свою жизнь. Джеймс занялся рисованием.
- Это было не абы что: будучи современным юношей, он уже давно интересовался комиксами, и в какой-то момент один из них сподвигнул его начать творить. И Джеймс с тех самых пор не останавливался. Рисование радовало его и успокаивало, оно помогло ему выразить свои идеи на бумаге, отразить его мечты и его сны. А сны – это было то, что тревожило его в последние пару лет особенно сильно. Суетливые, странные и непонятные, он постоянно оказывался в таких местах, о которых не мог себе вообразить. Он бежал по дороге, и ощущал каждый камешек, каждую травинку под своими лапами. Он видел себя волком, скитающимся по миру.
- И однажды, так и стало. Но перед этим Джеймс попал в неловкую ситуацию: перед новой постановкой, когда был собран зал, он стоял за сценой, ощущая все возрастающее раздражение, ярость. Голоса казались слишком шумными, звуки – слишком громкими, прикосновения буквально обжигали. Джеймс отключился, а когда пришел в себя, то лежал голый в каком-то переулке, и дрожал от холода и ужаса, потому что не понимал, что с ним произошло.
- В тот вечер говорили, что на территорию школы попал какой-то психопат, который перепугал миссис Тьюлик и половину учеников, он разрушил заднюю часть театра, и сбежал. Кажется, там еще случился пожар, и все здание пришлось эвакуировать. Джеймсу звонили на мобильный, но не могли дозвониться. Его искала полиция, а потом он заявился домой, и вынужден был объясниться, что плохо себя почувствовал и выключился буквально на улице. Это была правда, пусть и частичная. Джеймса пожалели, и все подозрения были сняты.
- Конечно, первое время он решительно не понимал, что с ним происходит, придумывал тысячу и одну причину, что с ним случилось. Так вышло, что в какой-то момент он осознанно перекинулся в волка, и это было для него так правильно, будто он обрел недостающую часть себя, и в то же время пугающе. Все же он был рожден людьми, рос в их обществе, и его фантазия подсказывала, что это ни к чему хорошему не приведет.
- Буквально через несколько дней за ним пришли. Его позвали, когда он вышел из школьного автобуса. Его знали по имени, но он их не знал – мужчина и женщина, явно старше его, отвели Джеймса в сторону и увели подальше от школы. Они объяснили ему, кто он такой, и почему они пришли за ним. Они были из племени Фианна, оборотни, и по рождению он был таким же. Стая звала себя «Клич войны», и они собирались вырвать Джеймса из привычной ему, жизни.
- Согласился ли он так просто? Они были ему незнакомцами, пусть и были такими же, как он сам. И он должен был оставить школу, друзей, родителей ради сомнительного «обучения»?
Он разрывался между тем и другим; он не хотел ранить собственную мать, внезапно исчезнув. Но он должен был сделать это, чтобы не причинить никому вреда, и все-таки лучше познать себя и свои возможности.
- Они договорились со стаей, что Джеймс отправится в Атланту – там была его бабушка, и там была еще одна стая Фианна, которая могла бы его принять. Родителям он твердо высказал свое решение перейти в другую школу, в Атланте, пусть на самом деле и не собирался оставаться с матерью своего отца – это был всего лишь предлог, отговорка, чтобы не пересечься с ними случайно здесь, а там не отчитываться перед старушкой.
Фианна были не слишком рады тому, что они могли потерять нового члена стаи, но это было гораздо лучше, чем вовсе потерять того, кто мог быть с ними в одном племени. Можно сказать, Джеймсу повезло, что он вообще смог с ними договориться.
- В Атланте открылись неожиданные детали, о которых Джеймс и понятия не имел: его бабушка некогда была оборотнем, и именно благодаря ей он чудом унаследовал этот ген. Она была слишком стара, и потеряла своего волка, потому больше не могла перекидываться. Но она была горда тем, что ее внук может стать Фианна. Он остался у нее, и то потому, что она являлась родичем, и была в курсе всего. С того момента начались тренировки в новой стае под названием «Свора Кернунна».
- Год. Целый год ушло на изучение старых легенд, на физические тренировки, на обучение тому, чтобы управлять собой, держать себя в руках, насколько это возможно. И чем больше Джеймс постигал все, что было свойственно Фианна, тем больше понимал, что он слишком мягок для них, слишком миролюбив.
- Тем не менее, Обряд Перехода он все-таки прошел, и стал полноправным членом племени и стаи. Тогда он так напился вдрызг, что на утро едва помнил себя.
- Постепенно он смирился со всем этим. Он любил свою стаю и уважал их, он бегал с ними под луной и выполнял приказы, путешествовал по Умбре, и познавал звериную часть себя. Но он желал не войны, а мира. И поэтому задумался о том, чтобы найти тех, кто будет одного с ним мнения, тех, кто смог бы составить с ним новую стаю, следующую иным путем.
- В нынешние ночи, Джеймс добился того, что стал художником-комиксистом. Он окончил школу уже в Атланте, но значительно позже, однако в колледж так и не пошел, хотя хотел. Однако его талант все-таки заметили, и потому Джеймс стал работать на одно издательство, рисуя для них комиксы.
- Все так же живет с бабушкой, и подумывает переехать в отдельную, пусть и тесную, квартиру. В стае так и не поднялся выше ранга «клиата», потому что не сделал ничего значимого, но возможно, в ближайшем будущем это изменится.

Дополнительно:

• В своих Способностях Джеймс отдает предпочтение сначала Социальным, затем Ментальным, а уже после - Физическим.
• Обладает знаниями Обрядов Указующего Камня и Освященного Талисмана (первый уровень).
• Если вы хотите играть Джеймсом, нужно не только ознакомиться с основной книгой правил по оборотням, и нашими хоумрулами, но и в принципе с информацией по Фианна.

0

6

Action #0: I need you!


Pamela Torres | Памела Торрес

You don't know me that well. My mad face and my happy face are the same.

Дата рождения | Первое Изменение: 05.02.1985 | 29.06.2016
Возраст (на 2017 год): 32 года
Натура | Маска: Правдолюбец | Бунтарь
Племя: Черные Фурии
Порода: хомид
Покровительство: Рагабаш
Ранг: клиат
Дары: Убеждение (1), Взломанная печать (1), Обостренные чувства (1)
Стая: "Сестры Фемиды"
Место работы/Должность: детектив отдела уголовных расследований полиции Атланты

http://funkyimg.com/i/2zND4.jpg*Lesley-Ann Brandt

INNER WORLD

Информация:
Каштановые волосы чуть ниже плеч обрамляют очень выразительное, скуластое лицо. Взгляд прямой и пронзительный - сразу видно, эта женщина не привыкла отводить глаза. Правую бровь рассекает тонкий шрам, разделяя ее надвое. Губы пухлые, выражение лица частенько надменное.
При среднем росте (170 см), Памела обладает спортивным телосложением - видно, что женщина следит за собой, и не опускает руки. Голос грубоватый, с легкой хрипотцой.
В форме люпус у нее темно-коричневая шерсть с белыми подпалинами на морде и лапах, а глаза ярко-желтого цвета.
Характер и поведение у нее подстать внешности. Расчетливая, стервозная, она не привыкла к "нежностям" - сказывается работа и образ жизни. Единственное живое существо, к которому Памела может проявить какое-то подобие ласки - это к своему ребенку, Альбе.
Остальным она спуску не дает, предпочитая презумпции невиновности совершенно противоположный принцип: пока кто-то не докажет, что он невиновен, то вина лежит целиком и полностью на его плечах. Потому Памела часто ищет правду, и любит говорить ее прямо в лицо, испытывая собеседника на прочность.
Как и всякий Рагабаш, задается разными вопросами, подвергая многие вещи сомнению, и это позволяет ее сестрам по стае взглянуть на ситуацию под другим углом.
Памела может казаться бунтарем, который идет против системы, но это удобная маска для той, кто любит добираться до истины.
К собственной стае, и племени питает более теплые чувства, чем к остальным - в конце концов, они семья, и многие оборотни рано или поздно приходят к этому.

Родилась Памела в Атланте, в неблагополучной семье, как это принято называть - отец был пьяницей, мать родила, помимо Пэм, еще одного ребенка и спустя несколько лет ушла к другому мужчине. Отчим, как это часто бывает, оказался не лучше - дети от другого мужчины были не в почете, и как только мать Памелы родила еще одного, на этот раз от него, всю свою ласку и заботу отдавал этому ребенку. Поэтому Памеле, и ее брату Алехандро часто доставалось. Возможно, именно это подтолкнуло последнего в подростковом возрасте вместо того, чтобы взяться за ум, вступить в мексиканскую банду.
Памела не хотела себе такой жизни. С братом отношения были разорваны, с отчимом они были и того хуже, а мать отказывалась понимать нежелание дочери быть мягче с "новым отцом".
В конце концов, терпение Памелы лопнуло, и она стала бросаться в крайности - наркотики, случайные связи. Однажды дело чуть не дошло до самоубийства, но Памела вовремя одумалась. Пришло известие о смерти брата, и это еще больше пошатнуло ее мир - правда, в другую сторону.
С грехом пополам закончив школу, она поступила в полицейскую академию: Памела желала не только узнать о том, кто убил ее брата, но и отомстить. Ей больше не хотелось мириться с несправедливостью, и она не стала.
От семьи она съехала, прошла через полицейскую академию, и наконец обрела работу в полиции. Сначала было не то, что она ожидала, потому что ей хотелось быть детективом, а не патрульным. Но это не мешало ей следовать своей цели, и узнать, кто же убил ее брата. Оказалось, что он уже хотел уйти из мафии, оставить преступную жизнь, но этому не суждено было случиться. Его убил один из членов банды, когда узнал, что тот собирается сдать их полиции, и пойти по программе "защиты свидетеля".
Памела, выяснив правду, не стала размениваться на мелочи, и убийца ее брата отправился следом за ним. Тело она спрятала, зная, как работает полиция. Брат был отомщен.
Со временем, страсти улеглись: она нашла себе мужчину, завела семью. Поднялась в должности, стала детективом, и как это бывает, личная жизнь пошла на спад. Памела родила ребенка, но и это не смогло склеить разваливающуюся семью - и они развелись. Первое время у них была совместная опека над ребенком, но это было только началом.
Памела не хотела бросать работу; более того, ее назначили на очень серьезно задание: работа под прикрытием в мексиканской группировке - MS-13. Не той, в которой был ее брат - эти оказались гораздо серьезнее, чем можно было предположить. Задания сыпались один за другим: выяснить, когда они сбывают "товар", где и когда провозят нелегалов в Штаты. Это ей удавалось, зато семья совсем разладилась, и в итоге бывший муж оформил единичную опеку над ребенком.
Памела пришла в ярость - именно это и послужило "толчком" к тому, что она перекинулась, пройдя свое Первое Изменение. Она разнесла собственную квартиру, и ей очень повезло, что кроме нее тогда в ней никого не было.
Спустя какое-то время, Черные Фурии нашли ее - благодаря Кассандре, Теургу, которую вели духи. Конечно, Памеле трудно было поверить во все это, и сначала она объясняла собственные сны, и то, как иногда выходила из себя и отключалась просто стрессом из-за происходящего.
Но они помогли ей принять себя, помогли взглянуть на мир по-другому: Памела и раньше была неравнодушна к вопросам ущемления ее же пола, но теперь она понимала, что не одна в этом.
Это было лишь начало; "Сестры Фемиды" помогли ей вернуть совместную опеку над ребенком, и именно после этого она решила окончательно присоединиться к племени. Альбу она отправила жить к тете, потому как ребенку было не место в том, что происходит с ней.
Пройдя испытания, она не только полноценно присоединилась к Фуриям, но и поднялась в ранге. Это оказалось более значимым для нее событием, чем повышение по службе - она обретала саму себя. Впервые за долгие годы, она становилась цельной.

Способности:
Физические - ментальные - социальные

Является натренированным бойцом, умеет обращаться как с холодным, так и с огнестрельным оружием.
Знает испанский.
Умеет водить; хорошо ориентируется на улицах, знает где стоят пушеры, в какие места лучше не соваться, у кого можно раздобыть информацию.
Подкована в законах.

Отношения между персонажами:
Вероятно, со стороны кажется, что у нас непростые отношения в силу разных характеров (не таких уж и разных, если подумать), но на самом деле, все не так. Мы - семья, одно племя, одна стая. Мы делим не только крышу над головой, общие законы, но и едины духом.
Я готова вступиться за сестру, поступиться комфортом, даже собственной жизнью, и хотела бы видеть подобную взаимность.
Сестра, близкий друг, в любом случае хочется начать с крепких отношений между персонажами.

Дополнительно:
Предвидение.
Иногда, как и остальным в стае из-за Фемиды, получает пророческие видения – слишком непонятные, чтобы их сразу разобрать.

Животный магнетизм.
Остальные ее породы (люди, поскольку она хомид) находят Памелу особенно привлекательной. Ей легче не только кого-то соблазнить, но и в принципе применить ее "животный магнетизм", как оборотня, чтобы вызвать желание.
В этом есть и отрицательная сторона: некоторые ее могут видеть как угрозу, и бороться за внимание потенциального партнера.

Благодаря тотему стаи – Фемиде, обладает более высоким Гнозисом, и чуть более поднаторела в понимании Загадок.

Знает: Обряд Освященного Талисмана (1);
Малые Обряды: Дыхание Гайи, Костяные Ритмы.

Требования к игроку:
> Очень хочется, чтобы вы пришли на эту роль не зря, чтобы развивали персонажа, сделали его еще живее, еще интереснее. Если захотите играть не только со мной - буду только рада.
Важно, чтобы вы могли не только поддерживать задумку, но и уметь вести сюжет вместе со мной (или с другими игроками). Приходя на эту роль, я хочу, чтобы мы продумывали с вами идеи вместе, а не пытались спихнуть этот процесс друг на друга.
> Конечно, в случае, если вы очень заняты, и склонны к внезапным исчезновениям - то лучше сразу пройти мимо. Я написала эту акцию, потому что хочу игры, и надеюсь, что вы тоже.
> Очень желаю видеть большие и красочные посты. Сама готова ответить тем же. От себя могу сказать, что пишу не меньше, чем полторы вордовских страницы, возможно, это даст приблизительно понять, какой объем меня интересует.
> Конечно, важно, чтобы вы прочитали всю необходимую информацию по оборотням, по племени, за представительницу которого вам предстоит сыграть. Если вас напрягает большая матчасть, то тогда, опять же, мы не сойдемся. В любом случае, я, да и амс готовы помочь вам с вопросами, если они возникнут.

Пример вашего поста:

мой пост

В лицо прилетело пяткой.
Логан, резко вывалившись из сна, вздрогнула, и убрала чужую ногу подальше от своего лица. Недовольно посмотрела на белое создание, с короткими, спутанными желтоватыми волосами – Ипполита явно прошлой ночью пришла поздно, а то и вовсе под утро, и опять не дошла до своей кровати, припарковавшись прямо на ее постели.
Сквозь занавески уже пробивался солнечный свет, и один из его лучей попал прямо на лицо Ипполиты. Та, поморщившись во сне, перевернулась на другой бок и оглушительно захрапела. Жизнь в общем лофте имела далеко не только положительные стороны, но и отрицательные: к примеру, очень трудно было остаться одной, или не получить под утро такой вот «подарочек».
Взглянув на экран телефона, Логан увидела, что было без двадцати шесть, а значит, она еще могла бы поспать, если бы не чертова Ипполита. Логан, пусть и была жаворонком, но встала все-таки не так рано, однако сегодня пришлось изменить своим привычкам. Спать под заправский мужицкий храп было невозможно, и потому Логан, недовольно пихнув Ипполиту под бок, стала вставать.
Уныло и сонно она плелась по квартире в сторону ванной, но сначала решила завернуть на кухню и поставить кофеварку. В апартаментах 5A царила тишина, перебиваемая разве что редкими всхрапами Ипполиты, приглушенными закрытой дверью. Еще никто, что само собой разумелось, не проснулся, и даже Логан считала себя все еще спящей – где-то там, на своей мягкой кровати.
Постаравшись взбодриться, девушка отправилась в душ. Скинув с себя шорты и безрукавку, она поглядела на внушительную кучу белья, горкой возвышающуюся из корзины. Поморщившись, Фурия влезла в душ, и какое-то время постояла под теплой водой, резво текущей по ее черному телу. Сменив температуру на холодную, Логан выдохнула, мгновенно покрывшись мурашками. Контрастный душ бодрил, и помогал проснуться, но лучше всего будет, когда она выпьет глоток кофе.
Спустя какое-то время, Логан, уже заметно проснувшаяся, сидела на кухне, попивая свой черный кофе. Горький напиток заметно поднимал сонный дух, пока Логан листала новости на телефоне. Половину из них пришлось закрыть, потому что СМИ явно завиралось, и только пара новостей казалось более или менее вменяемыми. Потом там появилась реклама канала FOX, утверждающая, что этим вечером будет спецвыпуск программы, связанный с каким-то там цирком и мистическими исчезновениями людей. Правда или вымысел? Как-то уже они проверяли подобные места, и дело было тухлым. Конечно, раз на раз не приходится, и кто знает, может, в этот раз все окажется правдой, но до этого еще дожить надо. Сегодня Логан собиралась заняться другими делами.
Пока никто не мешал, Логан развернула коврик на полу гостиной, и уселась в позе лотоса, расслабившись. Сначала она просто ровно дышала, а затем настроилась на внутреннюю волну, и задышала глубже. Вдыхая воздух Гайи, она выполняла один из обрядов, очищая свой разум от любых посторонних вещей. Несмотря на то, что обычно этот ритуал требовалось выполнять на протяжении каждого дня в течение полного лунного цикла, можно было сказать, что Логан делала это и после, а затем снова, и снова – это идеально совмещалось с ее медитацией, и заодно помогало настроиться на нужную волну.
Около часа она провела в медитации, пока не проснулась Кассандра. Лидер стаи обычно тоже просыпалась одной из первых, делала все свои дела, и чаще всего отправлялась в Умбру. Засыпала она, если возвращалась в этот день, последней, но иногда бывали и исключения – к примеру, когда Ипполита заявлялась домой под утро.
- Bonjour, - негромко поздоровалась Логан, а Кассандра в ответ просто кивнула ей. Она всегда была довольно грубой, но на это уже никто не обращал внимание, да и потом, не сказать, что «Сестры Фемиды» были нежными цветочками. Всех все устраивало, и можно сказать, они жили в какой-никакой гармонии.
Проголодавшись наконец, Логан отправилась на кухню приготовить пару сандвичей. Поставив тарелку на стол, девушка отвернулась, чтобы убрать продукты на свои места, как услышала шаги, и скрип стула. Наверняка Ипполита.
Развернувшись, Логан недовольно проследила за тем, как Ипполита уминает за обе щеки один из бутербродов, довольно улыбаясь.
- Че?
- Mon Dieu, tu n'es qu'un porc, - покачала головой Логан. Иногда она переходила на французский, в конце концов, это был ее родной язык. И к тому же она знала, что Ипполита его не знает.
- Как ты меня назвала?
- Свиньей я тебя назвала, белоснежка, - Логан плюхнулась рядом, и схватила второй бутерброд, откусывая едва ли не половину сразу. Ипполита показала ей средний палец, и Логан посоветовала ей найти себе мужчину, раз не имется.
Роняя кусок сандвича на стол, вылетевшего изо рта, Ипполита, звучно жуя, и едва успевая проглотить кусок, произнесла:
- Так и че ты там забыла, на этих курсах?
- А тебе-то что?
- Просто интересно. Старовата ты для студентки.
- Ой, да пошла ты!
Ипполита фыркнула, проглатывая оставшийся кусок бутерброда.
- Если мы ищем справедливости – я ищу справедливости, то неплохо было бы учиться на ошибках прошлого.
- Задротка, - Ипполита схватила следующий бутерброд и тут же получила по руке, но ее не убрала. – И с какого ты там класса историю не знаешь? С младших классов?
- Ой, бля, заткнись, белая девочка, - Логан доела последний сандвич. – Ты-то образование имеешь.
- И че, мне это как-то помогло?
- Тебе уже ничего не поможет.
- Безнадега, - довольно протянула Ипполита, и, откинувшись на спинку стула, потянулась. – Ну, лады, я пошла. Не усни там, а то двойку схлопочешь. Касси потом к директору вызовут за неуспеваемость.
На этот раз Логан продемонстрировала средний палец, на что Ипполита показала на щеку и сделала характерное движение языком, недвусмысленно намекая девушке на определенное действие, и заржала, удаляясь в коридор.
Открыв окно, Логан поняла, что день предстоит жаркий – столбик термометра уже двигался к отметке в двадцать шесть, а это был явно не предел. Гару отправилась к своему шкафу, переодеваться. Обнаружив там пропажу нескольких вещей, Логан решила потом устроить допрос с пристрастием сестрам, хотя и предполагала, что это бессмысленно – все равно в правде никто не признается, а применять на них силы, дарованные ей Гайей за такое было бы лишним расточительством.
Вытащив из шкафа пару черных одежек, Логан надела на себя просторные, мешковатые штаны до колена и топ без бретелей с огромным цветком сбоку. Взяла с полки воск, и, придвинувшись к зеркалу, подправила пару выбившихся из дредов, волосков. Надела на ноги сандалии, подхватила рюкзак, и в этом виде отправилась на улицу.
До университета Эмори пришлось проехаться на общественном транспорте; у нее была назначена встреча с каким-то профессором истории, но сначала она хотела посмотреть, как он ведет свои лекции. До этого она успела пообщаться с деканом и администрацией, обсудить возможность прохождения только одного предмета, а не зачисления на целый курс, и теперь ей предстоял последний этап.
Смотрели на нее тогда несколько удивленно, и Логан догадывалась, почему: старые убеждения легко не отмирают. Для них она была еще одной чернокожей девкой откуда-то с фермы. Конечно, вслух они этого ни за что не скажут, проклятые лицемеры, но она видела это по лицам. Логан привыкла к тому, что даже несмотря на видимость, которую создают люди, иногда им трудно скрыть, что они думают на самом деле.
Сейчас ее это не волновало; у нее была определенная цель, и цели этой она собиралась достичь, так или иначе. Чего-чего, но целеустремленности ей хватало.
Университетом оказалось обширное, белое здание, да не одно – к нему прилегало еще несколько кампусов. Благо, на входе была карта, которая позволяла сориентироваться в пространстве, и просто огромная – система была очень запутанной, и, придя сюда первый раз, можно было легко потеряться.
Побродив какое-то время по университетскому городку, Логан дважды прошла мимо центрального здания, пока, наконец, не дошла до того, где должно было проходить занятие. Студентов уже было предостаточно: кто-то валялся на траве, болтая с друзьями, кто-то читал книгу, кто-то курил, кто-то катался на скейте, или на Гайя знает чем, так что студенческая жизнь текла рекой. Логан даже немного позавидовала этим ребятам – ведь это было то, чего она была лишена все эти годы. Возможно, родись она в другой семье, все было бы иначе. Она бы закончила школу, упираясь, как и все дети, поступила бы в колледж, все так же упираясь, но потом поняла, что рада быть тут, и обрести друзей. Возможно, родись она в другом семье, с ней бы не произошло всего того, на что было «богато» ее детство. Не было бы урагана, родись она не в Новом Орлеане, она не потеряла бы сестру, ее бы не изнасиловали, и, в конце концов, она бы не оказалась Гару. Она бы не знала о своем предназначении, и была бы одной из этих детишек, что сейчас резвятся на траве.
Конечно, она могла бы оказаться белой – а это было бы еще хуже. Логан покачала головой, и вошла в здание, оставив свои мысли с весенним ветром.
Спросив по дороге про аудиторию у первого попавшегося взрослого человека, Логан добралась до нее уже тогда, когда она была не меньше, чем наполовину заполнена.
Усевшись на задний ряд, подальше от основной массы, Логан не стала доставать ничего из рюкзака, и просто кинула его на сиденье рядом. Она пришла послушать, а ну как ей здесь будет делать нечего.
Преподавателем (она не сразу поняла этого) оказался мужчина в джинсах, кедах и слегка помятой, серой рубашке с закатанными рукавами. У него была небольшая бородка, но это был не показатель его возраста – сейчас половина этих «детишек» носит такие же. Нет, все было в том, как он держался, двигался, как поглядывал на аудиторию, говорил со студентами, как убирал руки за спину, поглядывая из-за своих очков.
Он начал занятие с какой-то заумной фразы, на Вирм его знает каком языке, но ее тут же перевели такие же, как и он сам, студенты.
Пока шла лекция, Логан находилась в легкой прострации, и, в конце концов, даже слегка разозлилась. Она решительно ничего не понимала из того, о чем он говорит, не знала никаких имен и не понимала отсылок, шуточек, и почему остальные смеются. Это бывало с ней очень редко, но сейчас она чувствовала себе неловко, и явно не в своей тарелке. Вот если бы в аудитории оказалась тварь Вирма! Вот тут она бы знала что делать. А так, все эти речи… половину она просто пропускала мимо ушей. Пропустив практически полностью старшую школу, и не отправившись в колледж, она не имела и половины необходимых знаний, что уж говорить об этом, вероятно, углубленном курсе. Поэтому в моменты, когда кто-либо говорил на академические темы, девушка чувствовала себя такой, какой ее видели со стороны – черномазой девкой с фермы, тупой и неопрятной. И неважно, как она одевалась, как говорила, это чувство еще долго преследовало ее. А ей это не нравилось.
Вирм, или, как его называла Кассандра, Атропос была бы рада. Ведь такое подавленное состояние, незнание – всем этим можно было воспользоваться, чтобы добраться до души человека или гару. А Логан этого не хотелось.
Когда лекция наконец закончилась, Логан не стала спешить к профессору, с которым должна была переговорить насчет занятий. Она еще какое-то время раздумывала, надо ли ей это вообще, учитывая, как она себя сейчас чувствовала. Она не любила подобные колебания, и, выругавшись на себя сквозь зубы, все же решилась. Вот именно для того, чтобы так не чувствовать себя, ей и нужны эти занятия.
По дороге пришлось еще раз спросить у незнакомки, где кабинет «профессора Хоука», но на этот раз она нашла его быстро.
Забыв постучаться, она открыла дверь, пристально глядя на вышеупомянутого профессора. Он сидел за своим столом, в душном кабинете, который не спасало открытое окно, и пил кофе. Повисла неловкая пауза; мужчина буквально подпрыгнул на месте, что не вязалось с образом строго преподавателя, которого Логан еще до занятий представляла себе. Он вообще ей показался каким-то… несерьезным. Похож на мальчишку, даром, что есть морщины у глаз, и толстые очки, да растительность на лице. Даже жалко немного. Улыбается широко и открыто, почти неловко, как будто это ему неловко за себя, а не ей.
Смело шагнув внутрь, Логан быстро осмотрела помещение. Привычка; неизвестно, то ли она выработалась после надругательства всякий раз, когда она оставалась наедине с мужчиной, то ли вскоре после того, как она узнала, какие опасности может таить окружающий мир. Но, не обнаружив никакой угрозы, Логан позволила себе кивнуть, и усесться на стул напротив преподавателя.
Он попросил называть его «Габриэлем», по имени, что было несколько непривычно. Но, может, так было во всех университетах – этого Логан не знала.
- Логан Левеск, - коротко, и даже несколько сухо произнесла она своим низковатым, грудным голосом. Отказавшись от напитков, она нахмурилась. А он выше, чем казалось сверху аудитории. Даже выше ее, что редкость. Что ж, значения это не имеет.
- Я бы хотел услышать от вас причины поступления в университет Эмори. Что я знаю, так то, что в университете запустили некую программу для помощи малоимущему и... и... – мужчина запнулся, и Логан еще сильнее сдвинула брови, догадавшись, как он хотел ее назвать, - и вот вы тут. Не обижайтесь, если вы пришли не по этой программе, просто я... Эм, честно сказать, я и не знаю что и думать. Я всего лишь профессор, но точно не глава этого заведения, поэтому не очень понимаю, почему вас послали именно ко мне. То есть, я совсем не против вам помочь и учить... Так что, может, лучше я услышу все это из ваших уст, чтобы мы избежали недопонимания? Как вам такое?
- Я пришла не по программе для помощи черным, если это вы хотели сказать, Габ’гиэль, - учитывая ее тяжелый, каджунский акцент с сильными французскими нотками, его имя прозвучало еще более необычно. – Я хочу пройти курс истории. И все.
Она понятия не имела, как это объяснить, да и разве он поймет? Но попытаться стоило. В конце концов, если этот мужчина будет хлопать глазами и сидеть, разинув рот, она просто развернется и уйдет.
Преподаватель обрел дар речи, и поинтересовался, какое направление в истории ее интересует.
- Все, - просто ответила Логан. Судя по его выражению лица, он либо думал, что это какая-то шутка, либо просто не понял ее.
Он спросил, на чем она остановилась в своем обучении, и на каком она курсе. Логан сжала зубы так, что желваки заиграли.
- Я не заканчивала университет. И школу, - выпалила она, прямо глядя на него. Ну, пусть попробует снисходительно посмотреть на нее, она ему этот кофе выльет прямо за шиворот. Но профессор, пусть и удивился, как-то не выражал презрение или снисходительность. Кажется, он раздумывал, и не вполне понимал, чем ей может помочь.
Логан встала; развернулась, собираясь уйти, но мужчина попросил подождать. Снова сжав зубы, она обернулась. Профессор сказал, что не отказывает ей в обучении, просто просит объяснить, где она остановилась на предмете в школе.
Логан глубоко задумалась, перестав злиться и огорчаться. Она не помнила. Она вообще плохо помнила, что она изучала в школе, потому что половину занятий всегда пропускала – всегда случалось что-то, из-за чего она не успевала. Ее семью было трудно назвать благополучной, а уж когда она начала работать, так и времени ни на что не хватало.
Мужчина замахал руками, и на этот раз все-таки выронил кофе. Тот полетел вперед, но, не успев перевернуться, попал в руки Логан – отточенные рефлексы позволили ей ловко схватить чашку, и она легко легла ей в руку.
Поставив чашку к нему на стол, Логан не спешила садиться обратно. Мужчина встал, извиняясь, и пояснил, что это неважно, и если нужно будет, они начнут сначала. Только вот учебный год заканчивается, зато летом есть отдельные занятия.
- Я хочу приступить сейчас, - насупившись, произнесла она. Габриэль, расширив глаза за толстыми линзами очков, переспросил:
- Как – сейчас? Прямо сейчас?
- Нет, - Логан смекнула, что он просто не понял ее. – В этом месяце. Не ждать лета.

0

7

Action #4: Bad Moon Rising

Beulah Calvert | Бьюла Калверт
Mackenzie Davis

http://sf.uploads.ru/NOy2g.gif
Дата рождения | Первое Изменение: 02.07.1994 | 11.08.2011
Возраст (на 2017 год): 23 года
Натура | Маска: Аутист | Посредник
Порода: хомид
Покровительство: Рагабаш
Племя: Грызущие Кости
Ранг: клиат
Дары: Размывание (1), Взломанная печать (1), Стряпня (1)
Стая: «Ржавые когти»
Место работы/Должность: безработная

Информация

- Бьюлу трудно назвать симпатичной, выдающейся или заметной – среди толпы подростков за нее не зацепиться взглядом, она кажется вполне обычной, «такой как все». У нее короткие, выше плеч, крашеные в светлый цвет, волосы, с явно выделяющимися, отросшими корнями темного цвета. Под широкими, густыми бровями видны большие, серо-голубые глаза. Черты лица в принципе крупные – сам нос, губы, широкие скулы. Между зубов есть едва заметная щербинка.
Рост средний (172 см), телосложение худощавое. Мимика у Бьюлы – крайне живая, по ее лицу не трудно понять, злиться она или радуется. Жесты резкие, слегка дерганные, будто девушка постоянно куда-то спешит, или к чему-то призывает. Голос хрипловатый, и не сказать, чтобы тихий.
- Выросшая на улицах, Бьюла уяснила для себя одну простую вещь: чем меньше о ней знают другие – тем лучше. Поэтому она никогда не говорит правды о себе, всеми силами ее скрывая. Это не делает ее «замкнутой тихоней», наоборот, Бьюла кажется очень живой и активной, легко идущей на контакт. Это отличное прикрытие для той, кто постоянно лжет и обманывает, она придумает тысячу и одну историю о себе, и ни одна из них не будет правдивой. Она не подстраивается под собеседника, не прикладывает каждый раз новую «маску», но постоянно придумывает все новую и новую ложь. Кто-то верит ей, кто-то нет, но ее это, кажется, совсем не волнует.
Так она ведет себя, когда кто-то пытается узнать о ней больше. Но если не заглядывать глубже, то многим она предстает той, кто может достать многие вещи, или хотя бы подсказать, где их искать. Она не фокусник, кролика из шляпы не достанет, и прыгнуть выше головы не может, но в том, что где находится, когда дело касается улиц Атланты - об этом всегда можно спросить ее.
- Бьюла была незапланированным ребенком; ее мать, Элизабет, забеременела от случайной связи во время попойки, а денег на аборт у нее не было. Отцом был гару, который понятия не имел о том, что Элизабет носит от него ребенка – он пробыл в городе недолго, а затем покинул его, отправившись дальше. Вполне возможно, что если бы он знал, что ему удалось зачать гару, то, вероятно, Бьюла не осталась бы одна. Но увы, этому не суждено было случиться.
- Бьюла росла на улицах Атланты. Она училась выживать с самого детства: не имея дома, перебиваясь жизнью в заброшенных, покинутых зданиях, а иногда и засыпая в каком-нибудь переулке, роясь в мусоре в поисках пропитания и одежды. Ее мать была бесполезной: в конечном итоге она окончательно спилась, и умерла от цирроза печени. Бьюле в итоге пришлось вертеться, как она умела.
- Она не училась в школе, и потому не обладает тем спектром знаний, который обладает даже самый захудалый школьник. Всему, что она знает, ее научила улица, и бездомные, как и она сама. Поэтому большинству людей она может показаться простоватой и грубой.
- «Друзьями» Бьюла поначалу называла подростков, которые со своей компанией приходили попробовать дурь в каком-нибудь уединенном от посторонних глаз, месте. Она не сразу поняла разницы, учитывая, что многие из этих подростков потом возвращались в свои дома или квартиры, где их ждала семья – пусть недовольная, но все-таки семья. Они не поддерживали ее, не помогали, они просто иногда «тусовались» вместе, и потому только со временем Бьюла увидела разницу.
- Бьюла неоднократно попадала в участок, и в конечном итоге ее отправляли на «общественные работы» - убирать мусор с улиц. Можно сказать, это никак не изменило ее образа жизни – этот мусор она итак собирала, просто в других местах.
- Мисс Калверт вынуждена была научиться защищать себя и свое имущество, учитывая то, как часто его у нее отбирали. Научилась воровать, когда не могла найти еду честным способом. Всему ее учила улица – потом и кровью, болью и страданиями. Было время, когда ее обижали, когда избивали, и потому хоть чему-то, но она научилась.
- Со временем она узнала, что где можно найти: на каком углу стоят пушеры, куда лучше не соваться, если не хочешь быть избитой, каким районом владеет та или иная банда, где есть бесплатная столовая для бездомных, и тому подобные вещи, необходимые для выживания. Казалось, она узнала все, что нужно, для того чтобы выжить (и помочь таким, как она), но этого оказалось недостаточно.
- В свои семнадцать лет, Бьюла снова оказалась в неприятной ситуации, но на этот раз все было хуже, чем раньше: в попытке защитить себя, Бьюла вышла из-под контроля, и перекинулась в человека-зверя. Она разорвала обидчиков и сбежала, и не было никого, кто смог бы ей помочь. Буквально через пару дней, ее нашли: они называли себя гару, и говорили, что она одна из них.
- Разумеется, поначалу Бьюла не могла поверить во все это, потому что она привыкла верить совсем в другое. В голод. В нищету. Но никак не в это. Стая Костегрызов показала ей изнанку мира, показала, что она наконец обрела часть себя, осталось только поверить в это. И Бьюла поверила. Не сразу, но поверила.
- Это было чудом: она обрела еще и семью. Какую-никакую, но семью, а за семью Бьюла готова была сражаться до последнего. Семья поддержала ее тогда, когда она не понимала что происходит, семья подставила ей плечо, и дала возможность держаться вместе. Ради семьи она прошла через Обряд Перехода, ради семьи она предупреждала об опасности, когда та надвигалась на них. И благодаря им она осознала, что еще не все потеряно. Не для нее.
- Она не стала умбральной путешественницей, но возможно когда-нибудь она к этому придет, и Бьюла сможет быть посредником не только для вполне себе «земных» вещей, но и обладательницей массы знаний об Умбре. Но пока ей было комфортно итак. Она научилась кое-чему, и жить на улицах стало чуточку проще.

Дополнительно:

• В своих Способностях Бьюла отдает предпочтение сначала Социальным, затем Физическим, а уже после - Ментальным.
• Если вы хотите играть Бьюлой, нужно не только ознакомиться с основной книгой правил по оборотням, и нашими хоумрулами, но и в принципе с информацией по Костегрызам.

0


Вы здесь » Cleveland » Партнерство » VtM: Blood of the South